En

Международная конференция «Полимеры России-2022»

28 ноября 2022 г. состоялась XIII международная конференция «Полимеры России», посвященная подведению итогов года и обсуждению проблем и перспектив российской индустрии пластмасс. Модератором выступил Михаил Кацевман, директор по науке и развитию НПП «Полипластик», председатель Совета НО «Союз переработчиков пластмасс» (СПП), вице-президент Российского Союза химиков.
А. В. Козловский,
Опубликовано в рубрике «Конференции»
1 401 просмотров
Международная конференция «Полимеры России-2022»

Полимерная индустрия стоит на краю фундаментальных преобразований: перераспределяются сбытовые потоки и открываются ранее не использованные ниши поставок, на рынок выходят новые игроки из Ирана, Китая, Индии и Турции. Что в настоящий момент готовы предложить поставщики в проседающих сегментах? Как будут выстраиваться логистические маршруты? Можно ли спрогнозировать цены на полимеры в 2023 г.? Как идут дела с импортозамещением в индустрии пластмасс? Участники конференции попытались сообща найти ответы на эти и другие критически важные вопросы (рис. 1).

РИС. 1. В президиуме (а) и в зале (б) конференции «Полимеры России-2022» (источник рис. 1, 3 и фото у заголовка: CREON Conferences)

По традиции мероприятие открыла Ольга Журавлёва, генеральный директор Creon Conferences, которая, поприветствовав собравшихся, предоставила слово первому спикеру – Эцио Филиппи (Ezio Filippi), выступившему в формате онлайн с докладом на тему «Мировые тенденции цен на полимеры, перспективы на 2023 г. Ориентиры – Турция и Китай». В начале своего выступления он кратко охарактеризовал общую ситуацию на мировом полимерном рынке, на которую влияют:

•   коронавирусная инфекция, которая время от времени обостряется в том или ином регионе мира (например, в Китае);

•   проблемы с логистикой, которые выражаются, в частности, в нехватке контейнеров и загруженности морских портов, что ограничивает доступность полимерного сырья;

•   дефицит сырья и энергоносителей;

•   денежно-кредитная политика и девальвация «мягких» валют;

•   инфляция, которая сказывается на ценах на сырье;

•   высокая стоимость природного газа и нефти – основных источников полимерного сырья.

Наконец, вклад в неопределенность на полимерном рынке вносит еще один мощный фактор – геополитическая обстановка в мире, сложившаяся в результате начала специальной военной операции на Украине и последовавших за ней новых санкций со стороны Запада, наложенных на экономику России и опосредованно влияющих на мировую экономику. Фактором, положительным для ценовой конъюнктуры рынка крупнотоннажных базовых полимеров, должен послужить ожидаемый рост глобальных производственных мощностей в ближайшие годы (рис. 2). Лидером здесь, как и прежде, остается Китай, на долю которого в зависимости от типа полимера приходится от 35 до 70 % новых мощностей. Этим фактором в основном объясняется ориентация Китая на экспорт излишней для внутреннего рынка полимерной продукции в страны Европы и Юго-Восточной Азии.

Таблица 1. Средняя цена ПЭВП, ПЭНП, ПП и ПВХ в Китае и Турции, долл. США/т (источник: доклад Э. Филиппи)

Страна  Октябрь 2022 г.  Декабрь 2022 г.  Ноябрь 2023 г.  
ПЭВП  
Китай  950  880  985  
Турция  1180  900  1100  
ПЭНП  
Китай  1080  975  1085  
Турция  1240  1100  1200  
ПП (блоксополимер)  
Китай  960  890  960  
Турция  1190  1000  1120  
ПП (гомополимер)  
Китай  930  860  930  
Турция  1150  940  1010  
ПВХ  
Китай  790  650  800  
Турция  970  810  970  
РИС. 2. Прогнозируемые мировые мощности по выпуску ПЭ (а), ПП (б), ПВХ (в) и ПС (г) в 2023–2025 гг. (источник: доклад Э. Филиппи)

В конце выступления г-н Филиппи привел данные о прогнозируемых вплоть до ноября 2023 г. ценах на базовые полимеры в Китае и Турции, опираясь на методику ChemOrbis и основные факторы влияния (табл. 1). Согласно этим данным, общее падение цен должно было продолжиться до конца 2022 г., что объясняется мировой рецессией и снижением прибыли производителей. Однако затем антикризисные меры и планируемая поддержка производителей со стороны государства (например, в Китае), а также ожидания восстановления экономики приведут к плавному росту цен.

Далее перед собравшимися выступила Нина Адамова, старший аналитик центра экономического прогнозирования Газпромбанка, с докладом на тему «Российский рынок полимеров: балансы, цены, переориентация торговых потоков». Она отметила, что макроэкономические условия работы российской индустрии пластмасс в целом остаются сложными и неоднозначными. Так, в 2023 г. российскому полимерному сектору придется функционировать в условиях экономического спада. Например, к 3-му кварталу 2022 г. спад ВВП России уже составил 4,1 %, а объемы розничной торговли падают с апреля 2022 г. Однако если рассматривать товарооборот пищевых продуктов, то он относительно устойчив, так что спрос на пищевую пленку и упаковку остается высоким. Кроме того, такие отрасли, как строительство и сельское хозяйство, продолжают расти, обеспечивая при этом спрос на продукцию смежных отраслей.

Таблица 2. Объемы экспорта ряда полимеров в абсолютном и стоимостном выражении, существовавшего в 2021 г. и перенаправляемого на новые рынки с июля 2022 г. и с января 2023 г.

CN-код  Полимеры как товар  Объем экспорта из России в ЕС в 2021 г.  Доля экспорта в производстве, %  Доля ЕС в российском экспорте, %  
Тыс. т  Млн долл. США  
С июля 2022 г.  
3902  Полимеры пропилена в первичных формах  342  472  37  42  
С января 2023 г.  
3901  Полимеры этилена в первичных формах  426  754  57  21  
3903  Полимеры стирола в первичных формах  91  190  48  32  
3904  Полимеры винилхлорида в первичных формах  159  310  46  31  
3907  Полиэфиры (в том числе ПЭТ), полиацетали, поликарбонат  247  655  80  31  
3908  Полиамиды в первичных формах  44  116  70  32  

Ситуация с полимерами, которые в России производятся с профицитом по отношению к внутреннему потреблению, осложняется для их производителей тем, что приходится искать новые рынки сбыта взамен рынков недружественных стран, в частности стран ЕС, из-за введенных санкций (табл. 2).

Г-жа Адамова рассказала также о балансе российского рынка базовых полимеров, динамике цен на них и влиянии на рынок реформы расширенной ответственности производителя (РОП). Во многом эта информация была приведена ею же на состоявшейся 21 октября 2022 г. конференции «Полимеры в упаковке-2022» (обзор этой конференции приведен в ПМ № 1 2023 г., с. 28–35. – Прим. ред.).

Забегая вперед, следует отметить, что многие проблемы, поднятые как в предыдущих, так и в последующих выступлениях спикеров, были очень близки участникам конференции, о чем свидетельствует их активность на протяжении всего мероприятия, завершающего сезон конференций департамента «Полимеры» компании CREON Conferences в 2022 г. (рис. 3). Сказанное в большой степени касается доклада «Анализ полимерного рынка: ПВХ, полиолефины, инженерные полимеры», который сделал Георгий Солдатов, генеральный директор компании «Адитим» (второй слева на рис. 1, а. – Прим. ред.). Поэтому остановимся подробней на его выступлении, цитируя его образную речь.

Рис. 3. Вопросы спикерам задают участники конференции

Комментируя в начале выступления тему цен на полимеры, поднятую в первых двух докладах, Георгий Солдатов сказал, что «ни одному из производителей не имеет смысла равняться на биржевые цены, которые мы видим на азиатской, европейской или на еще какой-либо бирже, поскольку эти цены актуальны только для указанных бирж. Поэтому наши предприятия ориентируются именно на то, что цены формируются с учетом расходов на транспортировку и рисков. Подобное ценообразование было всегда. Российский рынок как был, так и остается второстепенным, поскольку его размер незначителен по сравнению, например, с азиатским, прежде всего китайским. Именно в Азии сейчас формируется ценообразование, а американский рынок на нас влияет меньше с учетом географического положения. Если взять в качестве примера ПВХ, то Россия производит его меньше 1 млн т, тогда как потребление этого полимера только в одном Китае составляет 20–25 млн т, поэтому и объемы производства ПВХ там выше. Так что при отсутствии соответствующих масштабов наши предприятия не оказывают влияния на ценовые тренды. Влияние возможно только при удешевлении сырья, что также является спорным вопросом. Кроме того, в каждом сегменте полимерного рынка имеются свои сложности, на которые надо обращать внимание. И, наконец, следует отметить, что у каждого крупного производителя затраты на сырье, определяющие цены на полимеры, мягко говоря, не соответствуют биржевым ценам».

Остановившись на ситуации в отрасли в 2023 г., г-н Солдатов заметил, что «ожидать позитивных изменений, а особенно роста, не стоит. Нужно планировать по самому пессимистичному сценарию и никак иначе», и продолжил: «Вопрос импортозамещения коснулся всех, в том числе и самых крупных производителей, таких как СИБУР, «Лукойл» и др. Мы считаем, что у нас имеются российские полимеры – например, ПВХ и др. А ведь это не совсем так, потому что для производства полимеров требуется определенное количество добавок, которые необходимо у кого-то закупать. Существует такое понятие – «лицензиат». Лицензиаты, как известно, обязаны использовать вполне определенные компоненты при изготовлении продукции, и наши предприятия, каждый по-разному, в целом соблюдали эти правила. Поэтому многие предприятия в сложной ситуации, связанной с ограничениями, в том числе с пандемией COVID-19, когда просто часть материалов невозможно было закупить, пришли к тому, что альтернативные рецептуры не были проверены и испытаны. В связи с этим в определенный момент времени сложилась тяжелая глобальная ситуация с базовыми полимерами, которая во многих сегментах привела к тому, что эти материалы стали не ввозить, а локализовывать их производство в России или замещать на аналоги, которые раньше никогда не использовались. Таким образом, это стало решением, которое способствовало более эффективной работе предприятий. Но проблема малотоннажной химии в виде дефицита добавок осталась».

Коснувшись вопроса переориентации международной торговли в условиях санкций, спикер заметил: «Все, что ранее приобреталось в одном месте, теперь приобретается в другом и ввозится в Россию через 3–4 страны с большей или меньшей переплатой. Поэтому любой подсанкционный материал, даже «неизвестный и непонятный», можно ввести в Россию, что, наверное, ни для кого не является секретом. Это вопрос времени и денег. Подобное наблюдается и в международной торговле».

Отдельное внимание г-н Солдатов уделил проблеме логистики грузов, приведя пример с транспортными коридорами между Россией и Китаем: «В чем здесь заключается проблема с нашим младшим, а теперь, наверное, старшим азиатским братом? Мы понимаем, что если вода течет по трубе с определенными размерами и под определенным давлением, то большее количество воды через нее пройти никак не сможет, поскольку она не выдержит и лопнет. Подобное наблюдается и в отношении Китая. Многолетняя история с обещаниями о том, что будут расширены те или иные порты, построены железнодорожные ветки, не оправдалась: ничего не было сделано вовремя, поэтому мы ощущаем последствия». И далее спикер по порядку проанализировал сложившуюся сложную ситуацию как с отдельными видами перевозок – морским, железнодорожным, автомобильным и даже речным путем, так и комбинированным, когда один вид транспорта меняется на другой в процессе транспортировки грузов. В каждом случае есть свои сложности и свои пути решения, но это тема отдельного разговора, как и логистики с Турцией, когда, например, на автомобильном маршруте из Турции через Азербайджан наблюдалась пробка протяженностью 6 км и с продолжительностью движения автотранспорта около 6 (!) нед.

Рис. 4. Характерная структура мирового рынка каустической соды по форме продукта в 2021–2022 гг. (источник рис. 1–3: доклад Г. Солдатова)
Рис. 5. Мировой рынок каустической соды в зависимости от формы продукта в 2021–2022 гг.

Обсуждая рынок ПВХ, спикер затронул тему каустической соды, поскольку, по его словам, «когда мы говорим о базовых полимерах, мы должно помнить и о мономерах. Нам бы заниматься производством мономеров, а не «гнать» на экспорт полимеры, в особенности полиэтилены, где наблюдается профицит. Каустическая сода – «кровь» химической промышленности. В 2022 г. наблюдалась интересная история с энергозатратным производством каустика и хлора. Дело в том, что, например, в Европе наблюдался рост цен на каустик до 2000 долл. США за тонну, который стал дороже ПВХ. Получается, что российские заводы могут отгрузить каустик в Европу дороже, чем ПВХ. Это «сумасшедший» дисбаланс. Даже больше скажу. Теоретически, например, в данный момент можно производить каустик и не производить ПВХ, т. е. не нести затраты на производство ПВХ. Эта ситуация очень сильно влияет на мировой рынок, и как будет влиять дальше, неизвестно, прогноз сделать сложно. Подобного не было никогда. Можно взглянуть на структуру мирового рынка каустической соды, откуда видно, что ее в твердой форме выпускается в три с лишним раза меньше, чем в жидкой форме (рис. 4 и 5).

Рис. 6. ООО «Газпром переработка» планирует к 2026 г. запустить в эксплуатацию ГХК на площадке Астраханского ГПЗ (источник: «Газпром переработка»)

В России каустическая сода в твердой форме тоже мало производится, хотя ситуация должна измениться с вводом в эксплуатацию Астраханского газохимического комплекса (ГХК), запуск которого запланирован на 2026 г. (рис. 6). Он должен выпускать ежегодно 650 тыс. т ПВХ, 450 тыс. т каустика и побочные продукты. Отличительной чертой ГХК является то, что он способен перевести весь жидкий каустик в твердую форму, поскольку на предприятии установлены испарители. И поэтому, если будет переизбыток щелочи, которая среди прочего является агрессивной жидкостью, она будет на данном комплексе переведена в твердую форму и упакована. И логистически выгоднее транспортировать каустик в твердой форме».

Касаясь рынка полиолефинов, Георгий Солдатов отметил постоянный рост спроса во всем мире на эти крупнотоннажные полимеры, особенно в АТР. На российском же рынке ситуация выглядит непростой. Так, после ухода большинства европейских производителей полиолефинов с российского рынка в марте 2022 г. и введения ограничений на поставки полимеров российским переработчикам пришлось оперативно корректировать логистику поставок, а также рецептуры производства полиолефиновой продукции. В поисках замены европейских марок российские компании перенаправили вектор интересов в сторону АТР, Латинской Америки, Ближнего Востока и Средней Азии. Плюсом на сегодняшний день является рост поставок зарубежных марок полиолефинов в Россию из дружественных стран. Резкое укрепление рубля к доллару и юаню привело к росту объемов импорта полимеров из Азии, а также существенно сократило доходность российских производителей полимеров на экспортных направлениях. Значительное снижение экспортных цен при высокой стоимости полиолефинов на внутреннем рынке вызывает повышение цен в дальнейшей цепочке производства. Сырье стало настолько дорогим, что компаунд дешевле покупать за границей, чем производить в России. Данная ситуация оказывает серьезное давление на российскую отрасль переработки пластмасс, в связи с чем СПП неоднократно обращался в правительство с запросом регулирования и создания механизмов контроля внутренних цен на полиолефины. Необходимо не просто бросаться лозунгами, вводя полный запрет на пластик, а изучать зарубежные технологии и опыт, принимать эффективные меры и адаптировать их под особенности российского рынка, в итоге сделав так, чтобы результат удовлетворил всех.

Рис. 7. Структура мирового рынка инженерных пластиков по регионам в 2021 г. в стоимостном выражении (источник: Coherent Market Insights)

Обсуждая далее российский и мировой рынки инженерных пластиков (рис. 7), Георгий Солдатов привел пример, опять же связанный с Турцией, «которая в связи с небольшим объемом сырья мало что производит самостоятельно, но является огромной фабрикой вторичных полимеров, в первую очередь инженерных, и продает их по всему миру, в том числе и в Европу». Критически острой проблемой на российском рынке инженерных пластиков стал также дефицит коротких стеклянных волокон собственного производства, служащих армирующими наполнителями пластмасс.

Другую проблему, которая заключается зачастую в «замкнутом круге» и касается не только инженерных пластиков, спикер пояснил на примере полиамида ПА66, используемого для производства подушек безопасности легковых автомобилей: «Например, в России потребление чистого ПА66 сейчас составляет 5–7 тыс. т в год. Тогда, если мы собираемся выпускать автомобили, возникают вопросы – сколько нужно для них подушек безопасности и сколько ПА66 в одной из них? И после всех подсчетов окажется, что потребуется дополнительно 10–15 тыс. т этого полимера. Но в настоящее время у нас нет заводов, производящих подушки безопасности, да и не будет, поскольку отсутствует свой ПА66. А ПА66 нет, поскольку отсутствуют заводы для производства подушек безопасности. Это лишь один из примеров, но их больше. Таким образом, это вопрос маркетинга и длинных цепочек, особенно для крупных интегрированных компаний».

В заключение Георгий Солдатов так подвел итог своему выступлению: «Насчет невиданных волновых эффектов в экономике и отрасли хотелось бы заметить – можно надеяться на лучшее, но нужно готовиться к худшему, и с учетом этого планировать стратегию развития и пересматривать ее постоянно. относясь очень осторожно к любым принимаемым решениям. Никто не знает, что будет завтра. Если кто-то хочет бюджетироваться на год-два-три вперед, то «витринные» показатели возможны, но их необходимо пересматривать каждый квартал или даже каждый месяц. По-другому сейчас нельзя. И с нестабильностью поставок ничего не поделаешь: принцип «just-in-time» уже не действует. Получается, что ваш партнер (трейдер) должен держать у себя что-то на складе, вы тоже что-то у себя, т.е. и он, и вы «замораживаете» больше товара,а следовательно, и денег. В результате все стоит дороже, включая сами деньги, которых нужно больше, и падает оборачиваемость в отличие от цен. Это нужно принять, не ждать чудес, поставить точку и идти дальше, без иллюзий».

(Окончание следует)

Подготовил А. В. Козловский с использованием материалов докладчиков

International Conference «Polymers of Russia-2022»

Brief results of the international conference «Polymers of Russia-2022» (November 28, 2022), organized by CREON Conferences in Moscow and dedicated to the state, problems and prospects of development of the Russian plastics market, are discussed here. (To be continued)

Поделиться материалом:

Другие статьи раздела

En