En

По поводу передела рынка пластмасс и «полимерной гонки»

Уважаемые читатели, в предыдущей статье были изложены основные положения и дана критическая оценка интересного доклада, подготовленного известной консалтинговой компанией Roland Berger, в котором, в отличие от многих других публикаций, даны ретроспектива и серьезный анализ ситуации в мировой полимерной индустрии. Внимательно ознакомившись с этим докладом, в том числе на языке оригинала (советую сделать это и вам), решился написать свой комментарий, в котором хотел бы дополнить отсутствующую важную информацию о последствиях полимерных переделов и «гонки», указать на неточности авторов в оценке ситуации и предложить общий алгоритм возможной победы в полимерной гонке на современном этапе в нашей стране.
М. Л. Кацевман, президент Союза переработчиков пластмасс, директор по науке и развитию ООО НПП «Полипластик»
Опубликовано в рубрике «Технологический суверенитет»
584 просмотров
По поводу передела рынка пластмасс и «полимерной гонки»

Как уже было подчеркнуто в журнальной статье, авторы доклада вообще упустили из вида тот факт, что полимерные материалы существуют не сами по себе, а перерабатываются в изделия промышленности и товары повседневного спроса. Так, в мировой индустрии пластмасс трудится постоянно растущая армия переработчиков, работающая с мультипликатором до 3,5 раза относительно других отраслей промышленности, представляющая миллионы рабочих мест во всем мире и приносящая миллиардные прибыли своим владельцам, как результат другой стадии любого «передела» — полимеров в изделия. А производители оборудования для переработки пластмасс — главным образом в Италии, Германии, а затем и Китае — обеспечивали технологические возможности переделов в полимерной индустрии.

Что не так

Во-первых, мне не нравится перевод слова disruption, как «передел». Думаю, что читатели, знающие английский язык, не раз сталкивались с явлением, когда перевод «от словаря», пусть и самого подробного, меняет смысловое значение, использованное в английской речи. Далеко не все слова имеют прямые аналоги. Мне бы хотелось предложить для каждого этапа развития полимеров, описанных в докладе, другой, более точный, термин — «трансформация фазы развития». Это, конечно, не так принципиально, но более правильно отражает суть описанных фаз развития полимерной индустрии. Все названные трансформации по объемам, алгоритму развития и географии соответствовали смене парадигм развития глобальной мировой индустрии, отражая ее стремление к интенсивному росту объемов производства.

Фазы развития полимерного мира менялись по мере освоения полимерами многочисленных областей применения!

Во-вторых, говорить о фазах трансформации и не пояснять, что являлось драйвером их смены, — это переводить сложное явление на язык сухой статистики, которая, как известно, зачастую приводит к ложным постулатам («дьявол кроется в деталях»). Фазы развития полимерного мира менялись по мере освоения полимерами многочисленных областей применения! В докладе полностью упущены отличительные свойства полимеров, которые позволили им от 1,0 млн т в 1950 г. дойти до 390 млн т в 2022 г. Небывалый (в геометрической прогрессии!) рост объемов производства и потребления с темпом иногда в 10–15 % в год, совершенно не случаен, а полностью закономерен. Он связан с уникальными свойствами и возможностями полимеров, главными из которых являются высочайшая производительность труда при изготовлении изделий, превышающая этот показатель для большинства других материалов, а также более низкая (в несколько раз) энергоемкость таких производств по сравнению, например, с металлами. Именно эти качества позволили прежде всего преобразовать практически все отрасли промышленности, изменить дизайн и конструкцию транспортных средств, бытовых приборов, интерьера жилищ и товаров окружающего нас мира.

Предварительные выводы

Из сказанного следует вывод No 1: уменьшение доли полимерных материалов в продуктах нашей цивилизации (если таковое произойдет), как результат проигранной под давлением псевдоэкологов, политиков и чиновничьего аппарата «полимерной гонки» (седьмой передел), приведет к очень заметному снижению производительности труда, увеличению потребления энергии и удорожанию практически всех товаров, то есть качества нашей жизни.

Проникая в самые разные области применения, полимеры дали возможность ученым и инженерам создавать уникальные технологии, многофункциональные материалы, процессы и изделия.

Проникая в самые разные области применения, полимеры дали возможность ученым и инженерам создавать уникальные технологии, многофункциональные материалы, процессы и изделия. Перечислять такие достижения и говорить об их уникальности можно бесконечно долго. Остановимся только на нескольких, может быть, самых показательных.

Во-первых, это медицина. Я думаю, что ни у кого нет сомнения в том, что человечество смогло победить COVID-19 за два года не только благодаря уникальным вакцинам, а еще и потому, что имело в своем потенциале миллионы тонн полимеров для халатов, контейнеров для субстанций, масок, бахил, шприцев и др. Сложнейшие хирургические и стоматологические операции, продлевающие жизнь и улучшающие здоровье людям, также невозможны без мира пластмасс.

Во-вторых, это сельское хозяйство, где полимеры вместе с генными достижениями позволили повысить урожайность, а также сохранность выращенных продуктов в наших холодильниках за счет своих уникальных барьерных свойств.

И, наконец, в-третьих, это полимерная упаковка. Большинство граждан при этом словосочетании представляют полиэтиленовый пакет, с которым они возвращаются из универсама, тогда как полимерная упаковка — это основа современной логистики, гигантские складские сервисы, которые без полимеров просто потеряют в несколько раз скорости оборачиваемости и движения товаров по миру. Не говоря уже про интернет-торговлю, маркет-плейсы и пр.

Из этого следует вывод No 2: административное давление на результаты «полимерной гонки», осуществляемое не по программе трансформации, разработанной учеными, менеджерами и маркетологами, приведет к тому, что сократится урожайность и производить продуктов питания придется на 10–15 % больше, поскольку сохранность товаров, например, в альтернативной бумажной упаковке вообще никакая. Придется восстанавливать закрытые под влиянием развития холодильной индустрии 70 лет назад огромные консервные мощности. Итог — увеличение полигонных территорий с испортившимися продуктами питания, загрязненная окружающая среда, да еще и плохая эпидемиологическая обстановка за счет проблем с гигиеной, если без полимерных одноразовых изделий. При этом замедлится темп роста многих отраслей: ведь логистика во всех отраслях — кровеносная система тела бизнеса.

Теперь о той части доклада, где выводы представляются слишком общими с определенной манипуляцией цифрами. Прежде всего это использование термина «биополимеры» для характеристики производств замкнутого цикла без разделения этого понятия на полимеры, полученные из биосырья и наносящие окружающей среде не меньший вред, чем полимеры, полученные из нефтегазового сырья, и биокомпостируемые (биоразлагаемые) полимеры, получаемые из сельскохозяйственного сырья, но быстро разрушающиеся на полигонах, не создавая проблем окружающей среде. Такие компостируемые полимеры пока относительно дороги, но спрос на них гигантский. Производители не успевают строить новые мощности. Меня, посетившего в этом году выставку CHINAPLAS-2023, поразил разум- ный подход КНР к реализации этого направления в сравнении с другими направлениями решения экологических проблем одноразовой полимерной упаковки.

Еще один поверхностный вывод доклада — о полимерном суверенитете Китая. Это тезис упрощает реальное положение дел. Все новые полимерные мощности в Поднебесной построены китайскими рабочими и инженерами по западным лицензиям и во многом на основе западных оборудования и инжиниринга. Да, они дали возможность Китаю приобрести «почти» полный полимерный суверенитет, но не технологическое лидерство, до этого еще довольно далеко. То же можно сказать сегодня и про иранский полимерный кластер.

Что делать

Теперь о том, что надо делать, чтобы выиграть в полимерной гонке на текущем этапе индустриального развития мира. Прежде всего — понять, что главные проблемы сегодняшней полимерной трансформации (передела) в основном ментальные, и осознать, что полимеры — это уникальные материалы, создавшие нам индустрию потребления, развлечений и комфорта. Мы долгое время не брали в расчет, что полимеры плохо разлагаются и наносят ущерб экологии нашей планеты, а когда осознали, стали думать, как полимеры запретить, а не изменить. Почему я все экологические проблемы свожу к ментальным проблемам госаппарата управления и населения? Потому что все технологические основы утилизации полимерных отходов уже разработаны — это и сжигание, и вторичная переработка, и раздельный сбор, и залоговая стоимость, и др. Надо только проявить волю к их реализации. Вот именно с этим у «мира начальников» в целом достаточно плохо, а у населения еще хуже. Нам показывают горы бутылок, плавающих в океане, но не рассказывают, какие штрафы наложены на страны Латинской Америки, предусмотренные уставом ООН за загрязнения Мирового океана и рек. А почему, собственно, такое благодушие? Причины этого — в ментальности поли- тиков, пасующих перед вызовами эпохи.

Все технологические основы утилизации полимерных отходов уже разработаны, надо только проявить волю к их реализации

Производители и переработчики полимеров сегодня проигрывают сначала в информационной войне, а уже потом в гонке материаловедения. Почему никто не рассказывает населению, что полимеры — это огромное благо, и как бережно надо с этим благом обращаться, чтобы взять от него все преимущества и не допустить зла от его неправильного использования? В школе, в интернете, на телевидении и в художественной литературе — все это надо нести в массы. Вспомните, в скольких фильмах и повестях социально ответственные писатели и журналисты поднимали проблему зла от строительства химических комбинатов в устье рек. Они в доходчивой форме воспитывали население, а не просто предлагали запретить достижения цивилизации. Конечно, писать низкопробные детективы и повести о мафии намного выгоднее и не требует особого таланта. А наше полимерное бизнес-сообщество заняло, к сожалению, позицию обороны, а не нападения.

Мы всегда жили, живем и будем жить в эпоху перемен, потому что
без перемен нет движения вперед, нет развития

И наконец, мы всегда жили, живем и будем жить в эпоху перемен, потому что без перемен нет движения вперед, нет развития. Перемены порождают проблемы, в том числе «полимерные гонки», и дезинтегрируют наше существование. Что же надо делать, чтобы перемены вели к позитивному развитию? Всегда заранее продумывать, а затем принимать меры, анализируя их по результативности и эффективности. Кстати, опять проблемы языкознания: у нас англоязычные термины effectiveness и efficiency всегда переводят одним общим понятием — как эффективность, тогда как надо четко разделять эти два понятия. Запретить 28 изделий из полимеров, как предлагает ППК «РЭО», будет результативно с точки зрения борьбы с полимерным мусором, но крайне неэффективно, потому что лишает рабочих мест сотни предприятий по переработке пластмасс, изменяет комфорт всей нашей жизни. Надо не просто запрещать, а создавать условия для трансформации достижений человечества. Создавать дорожную карту, в соответствии с которой полимеры будут приносить нам все больше и больше пользы, а вред от их применения будет сокращаться с каждым годом. Союз переработчиков полимеров и его генеральный директор Пётр Базунов посвящают такой результативной и эффективной трансформации много сил и времени. А все мы — «полимерщики» — должны активно участвовать в реализации этих позитивных изменений.

About the Polymer Market Disruption and the «Polymer Race»

M. L. Katsevman A comment to the previous article, which contains a summary and critical assessment of the report prepared by the well-known consulting company Roland Berger and devoted to the polymer market disruptions is provided.

Поделиться материалом:

Другие статьи раздела

En