En

Cтанет ли бизнес по переработке отходов высокодоходным?

Переработка отходов пластиков — бизнес, успешность которого зависит от множества факторов, начиная от выбора сырья и оборудования и заканчивая способами сортировки и переработки. О том, почему участникам рынка не хватает отходов для переработки, какое сырье наиболее востребовано и какое труднее всего переработать, а также чего следует ожидать в этом секторе в 2024 г., рассказал Евгений Галихайдаров, основатель и технический директор GRAN GARO, генеральный директор ООО «Рециклен групп».
Евгений Галихайдаров, основатель и технический директор GRAN GARO, генеральный директор ООО «Рециклен групп»
Опубликовано в рубрике «Интервью»
95 просмотров
Cтанет ли бизнес по переработке отходов высокодоходным?

— Евгений Владимирович, как развивается российский рынок переработки полимерных отходов? Есть ли на нем место малому и среднему бизнесу?

— Оба вопроса тесно связаны между собой, поскольку большинство участников рынка переработки полимерных отходов — это и есть малый и средний бизнес. Так что от развития подобных предприятий будет во многом зависеть и развитие этого рынка в целом. Также в секторе достаточно велика доля предприятий микробизнеса, которые принимают участие в основном в сборе и сортировке отходов, но иногда и в каких-то небольших процессах переработки.

— Какие виды полимерного вторсырья и какое оборудование сейчас наиболее востребованы в России? И что, напротив, нерентабельно перерабатывать?

— Виды полимерных отходов всегда коррелируют с объемами выпуска первичных полимеров. Больше всего в мире выпускается ПЭТ, ПЭНП, ПЭВП, ПП, ПВХ, которые применяются в огромных количествах для производства упаковки и прочих массовых видов ТНП. Соответственно и отходов этих полимеров образуется больше всего. Все крупные переработчики пластиков в России и мире как раз занимаются переработкой этих крупнотоннажных полимеров, специализируясь, как правило, на одном или двух их видах. Оборудование для их переработки является самым востребованным. Все остальные виды пластиков можно назвать уже нишевым сырьем. Речь идет о ПС, ПК, композитах и пр. Но, думаю, что не стоит только по объему делать вывод о рентабельности той или иной бизнес-модели переработки. Есть вполне себе рентабельные предприятия и по переработке малотоннажных технических полимеров, и нишевые предприятия по производству каких-либо товаров из отходов композиционных пластиков.

— С какими видами отходов возникают наибольшие сложности при переработке?

— Если брать только многотоннажные полимеры, то можно выделить три вида отходов, которые сложнее всего перерабатывать. Первый из них — так называемое полигонное сырье, т.е. отходы, главным образом ПЭ-пленки, собранные на мусоросортировочных заводах (МСЗ). Часто это сырье представляет собой смесь пленок из ПЭНП, ПЭВП, ПП и пр. Степень ее загрязненности органикой, землей и «химией» очень высокая, но, например, наши линии мойки GRAN GARO успешно справляются с этими загрязнениями. А вот решить проблему смешивания разных полимеров практически невозможно; частично можно что-то сделать с помощью ручной дополнительной сортировки, но чаще всего из такого сырья просто делается гранула достаточно низкого качества, пригодная для ограниченного использования в некоторых отраслях промышленности.

Ко второму сложному для переработки виду отходов можно отнести канистры из-под агрохимии. Здесь основной проблемой являются остатки пестицидов, гербицидов и прочих химических продуктов в таре. Для переработки такого сырья наша компания комплектует линии мойки специальным комплексом оборотной водоочистки. Полный комплекс физико-химической очистки воды GRAN GARO WWTP позволяет очищать воду многократно, не сбрасывая ее в канализационные сети и тем более на грунт и в водоемы, и получать при этом гранулу высокого качества.

И, наконец, третьей категорией такого сырья являются биг-бэги, вагонные вкладыши и прочие тканые и нетканые материалы из ПП. В переработке этих видов отходов есть много нюансов. Но, пожалуй, две главные проблемы — это правильно и эффективно измельчить эти отходы и отфильтровать при гранулировании. Для измельчения ПП-биг-бэгов компания GRAN GARO уже давно предлагает высокопроизводительные шредеры серии GR с ротором 900, 1300 и 1700 мм и производительностью от 500 до 1500 кг/ч. Эти машины успешно справляются с ПП-биг-бэгами, в том числе с лямками. В 2024 г. мы также представим на рынок новинку — специальное оборудование для измельчения как биг-бэгов, так и еще более сложных материалов, таких как длинные вагонные вкладыши. Что касается гранулирования и фильтрации расплава, то наши однокаскадные линии с большими шиберными фильтрами уже и сейчас успешно решают проблему фильтрации расплава от полиамидной нити. А в 2024 г. мы представим на рынок двухкаскадную линию с двумя разными типами фильтров для переработки самых сложных материалов.

— Есть ли перспективы развития отрасли при существующей системе сбора? Как ее можно эффективно усовершенствовать?

— Рынок переработки отходов полимеров развивался даже в 1990-е гг., когда практически отсутствовала какая-либо система сбора отходов. Так что будет он развиваться и сейчас. Но, конечно, наведение порядка в сборе отходов и, что тоже очень важно, в их сортировке сможет придать импульс развитию рециклингового производства в России. Для тех, кто не является участником рынка рециклинга, в той ситуации, когда все вокруг обсуждают, «куда же девать отходы», может показаться удивительным, что многие переработчики жалуются на нехватку этих отходов. Да, есть достаточное количество предприятий, которые хотели бы получить больше вторичного сырья, но не могут его взять с рынка. Конечно, часто это немного лукавство и просто вопрос цены. Т.е. они не могут взять с рынка столько отходов, сколько бы хотели по определенной (конечно же, более дешевой) цене. Но есть и здравые суждения. Сейчас, например, основные объемы сырья многотоннажных полимеров накапливаются в сетевом ретейле и на МСЗ. И вот ретейл-сети, распаковав свои товары, получают условно бесплатный отход упаковки, которую они продают переработчикам за 50–60 руб/кг, а те, купив и переработав этот отход, затратят еще 25–35 руб/кг и получат прибыль в размере максимум 5–15 руб/кг. Кого развивает такой расклад? Как-то не похоже, что сферу переработки. С МСЗ другая история, поскольку их основной бизнес — это убрать мусор с улиц. Это их основной денежный поток по известному тарифу. Поступления от сортировки и проданного вторсырья для них зачастую — побочный и второстепенный бизнес.

— Какие основные факторы будут влиять на рынок в 2024 г.? Каких трендов можно ожидать?

— Здесь можно отметить два фактора. Во-первых, это доработанный закон о РОП. Ожидается увеличение ставки экосбора по полимерам с 3,8 до примерно 12 тыс. руб/т. Согласно существующим правилам, переработчики могут заключать с субъектами прямые договоры уплаты экосбора и получать эти средства на договорной основе. Если такая система будет сохранена и будет развиваться, переработчики смогут получить дополнительные финансовые потоки для развития и инвестиций в производство.

Во-вторых, это M&A, т.е. «слияния и поглощения». Начинается консолидация рынка. В ситуации ограничения возможностей инвестиций за рубежом отечественные фонды и крупные предприятия направляют инвестиции внутрь российской экономики. Уже в этом году прошло несколько сделок по покупке независимых переработчиков крупными стратегическими инвесторами, нацеленными на выстраивание вертикально интегрированных производственных групп. Скорее всего, поглощения и слияния продолжатся и в 2024г.

Поделиться материалом:

Другие статьи раздела

En